Систолическая функция левого желудочка удовлетворительная что это

ЭхоКГ глобальной систолической функции левого желудочка

Систолическая функция левого желудочка удовлетворительная что это

а) Объемы и фракция выброса. Вероятно, самой частой задачей, стоящей перед эхокардиографическим исследованием, является оценка «функции левого желудочка». При этом понятие «функция» имеет несколько значений.

Прежде всего, оно описывает глобальную насосную функцию как способность поддерживать минутный объем, соответствующий потребностям организма.

Для этого сердце должно выбрасывать достаточный ударный объем (= разница между конечным диастолическим и конечным систолическим объемом).

1. Фракция выброса. Классическим параметром этой «систолической насосной функции» является фракция выброса (ФВ):

ФВ = (КДО ЛЖ – КСО ЛЖ) / КДО ЛЖ,

где КДО ЛЖ обозначает конечный диастолический, а КСО ЛЖ – конечный систолический объем левого желудочка.

Методики расчета объемов и фракции выброса: двухплоскостная методика дисков (вверху) и одноплоскостная методика «площадь-длина» (внизу). Укорочение полости левого желудочка из-за слишком высокого расположения плоскости исследования и усечения верхушки.

2. Объемы. Абсолютные величины объемов дополнительно могут быть критериями, свидетельствующими о:

– увеличении преднагрузки, особенно о наличии нагрузки объемом или проявлении закона Франка-Старлинга при сердечной недостаточности (повышение КДО);

– увеличении постнагрузки или снижении сократимости миокарда (повышение КСО).

Объемы левого желудочка можно определять различными эхокардиографическими методиками.

От определения объемов на основании измеренных в М-режиме диаметров (что во многих аппаратах происходит при помощи встроенной «формулы Тейхольца») настоятельно рекомендуется отказаться, поскольку как раз там, где это важнее всего (а именно у пациентов со снижением функции левого желудочка на фоне КБС), она может приводить к совершенно ошибочным результатам, так как опирается исключительно на диаметр желудочка в базальной области. В то же время как двумерная, так и, в особенной степени, трехмерная ЭхоКГ позволяет надежно рассчитывать объемы и фракцию выброса.

3. Метод дисков. Эхокардиографические сообщества рекомендуют использовать метод дисков («модифицированный метод Симпсона»), опирающийся как на одноплоскостное (апикальная четырехкамерная позиция), так и на двухплоскостное (апикальная четырех- и двухкамерная позиции) исследование. Как правило, производится деление на 20 «дисков».

При определении этого важнейшего кардиологического параметра возникают следующие типичные проблемы:

– В четырехкамерной позиции часто «срезается» верхушка и, тем самым, вычисляются объемы меньше истинных.

Поэтому необходимо следить за тем, чтобы для определения объемов датчик устанавливался в самое нижнее межреберье, где еще можно получить четырехкамерное изображение.

Следует отметить, что эта ошибка менее значима для расчета фракции выброса, поскольку уменьшению подвергается как систолический, так и диастолический объем.

– Наихудшая видимость контура эндокарда в апикальной четырехкамерной позиции отмечается в верхушечно-боковой области, а в двухкамерной позиции – в передневерхушечной. Улучшения визуализации контура эндокарда можно добиться при использовании высокочастотных датчиков, режима гармонического изображения или контрастных средств для левых отделов сердца.

4. Метод «площадь-длина». При худшем контурировании эндокарда в области верхушки можно воспользоваться методом «площадь-длина», основанным на площади желудочка на уровне папиллярных мышц в парастернальном сечении по короткой оси (А) и размере длинной оси левого желудочка от плоскости митрального кольца до верхушки в четырехкамерной позиции (L):

Объем = 5•А•L/6.

Об измерении объемов при помощи трехмерной ЭхоКГ см. статьи по трехмерной эхокардиографии на этом сайте.

5. Пороки сердца с регургитацией. Объемы желудочка зависят как от пред- и постнагрузки, так и от сократимости миокарда. Поэтому часто нельзя судить о сократимости миокарда по одному только параметру фракции выброса. Особенно это справедливо для пациентов с клапанной регургитацией.

Тогда как конечный систолический объем определяется в первую очередь сократимостью и постнагрузкой, конечный диастолический объем сильно зависит от преднагрузки. Как аортальная, так и митральная недостаточность могут существенно влиять на все эти 3 фактора.

На практике для оценки функции левого желудочка у пациентов с клапанной регургитацией наряду с фракцией выброса преимущественно используется показатель конечного систолического объема (или конечного систолического размера ЛЖ), в меньшей степени зависящий от объема регургитации, чем конечный диастолический объем; при этом повышение КСР (например, более 45 мм при митральной недостаточности и более 50 мм – при аортальной) расценивается как признак начинающейся дисфункции миокарда.

б) Циркулярная фракция укорочения. К важнейшим классическим «линейным» параметрам функции желудочка относится циркулярная фракция укорочения:

V = (КДР ЛЖ – КСР ЛЖ)/КДР ЛЖ,

где КДР ЛЖ обозначает конечный диастолический, а КСР – конечный систолический размер левого желудочка (в М-режиме или в парастернальном доступе по длинной оси). Конечно, такой «одномерный» параметр может лишь в том случае служить критерием оценки глобальной функции, если не имеется существенных региональных нарушений сократимости.

Было показано, что в случае наличия значительной гипертрофии стенки более качественную оценку сократимости миокарда дает расчет фракции укорочения воображаемой плоскости миокардиальных волокон в середине толщины стенки желудочка (midwall fractional shortening, MWFS – фракция укорочения средних слоев), чем вышеописанная классическая фракция укорочения. Но ее расчет более сложен:

MWFS = (КСРЛЖ + ВП) * 100 / (КДР ЛЖ + ТМЖП/2 + ТЗСЛЖ/2),

причем

ВП = [(КДР ЛЖ + ТМЖП/2 + ТЗСЛЖ/2)3 -КДР ЛЖ3 + КСР ЛЖ3]1/3 – КСР ЛЖ,

где ТМЖП – толщина межжелудочковой перегородки, ТЗСЛЖ – толщина задней стенки левого желудочка, ВП – внутренняя поверхность.

Расчет скорости нарастания давления в левом желудочке dp/dt на основании непрерывноволнового допплеровского сигнала из области митральной регургитации. В приведенном примере dp/dt находится на уровне 701 мм рт.ст./с, что существенно ниже нормы (>1000 мм рт.ст./с). Схематическое изображение расчета индекса глобальной функции желудочка («myocardial performance index», MPI, индекс Tei) на основании профиля входящего митрального и выходящего аортального потока, а также их взаимосвязь с физиологическими интервалами. ICT -время изоволюмического сокращения, IRT – время изоволюмического расслабления, ЕТ – время изгнания. На практике достаточно измерить лишь интервал между двумя профилями митрального входящего потока (а) и время изгнания (b).

в) Вычисление скоростей нарастания и снижения давления в левом желудочке (dp/dt).

Профиль митральной регургитации, регистрируемый в режиме непрерывноволновой спектральной допплерографии, позволяет приближенно оценить скорости раннесистолического нарастания давления и позднесистолического снижения давления в левом желудочке.

Для этого, как правило, используется временной интервал между точкой максимальной моментной скорости регургитации 1 м/с (соответствует желудочковопредсердному градиенту давлений на уровне 4 мм рт.ст.

) и точкой максимальной моментной скорости регургитации 3 м/с (соответствует желудочково-предсердному градиенту давлений на уровне 36 мм рт.ст.). Коэффициент «(36 мм рт.ст. – 4 мм рт.ст.

)/длительность интервала» отражает скорость раннесистолического нарастания давления и, соответственно, позднесистолического снижения давления в левом желудочке, что хорошо коррелирует с максимальным показателем dp/dt. Следует помнить, что расчет строится не на истинном давлении в желудочке, а на градиенте давлений между левым желудочком и левым предсердием, и кроме того, рассчитанный показатель dp/dt не обязательно соответствует максимальному dp/dt. Однако при помощи этой методики можно произвести приближенную оценку положительного и отрицательного экстремумов кривой dp/dt.

г) Индекс Tei (myocardial performance index, индекс глобальной функции желудочка*). *В отечественной литературе также встречается обозначение этого индекса как «систолодиастолического индекса миокарда».

Этот индекс, предложенный С.Tei, является попыткой количественной оценки систолической и диастолической функции левого желудочка на основании технически несложных измерений.

Допплеровский сигнал трансмитрального входящего потока и трансаортального выходящего используется для определения интервала от конца входящего митрального потока первого сердечного цикла до начала входящего митрального потока следующего цикла, а также для определения длительности фазы изгнания. Расчет индекса показан на рисунке ниже.

Заболевания миокарда, особенно КБС, обычно приводят к увеличению как времени изоволюмического сокращения, так и времени изоволюмического расслабления, что отражается в нарастании этого безразмерного индекса, в норме не превышающего 0,49.

Хотя была показана диагностическая и прогностическая ценность этого показателя как раз при легких степенях сердечной недостаточности, но индекс имеет ограничения, аналогичные ограничениям, известным для положенных в его основу систолических интервалов (особенно зависимость от пред- и постнагрузки), что делает его похожим на параметр IVRT (время изоволюмического расслабления).

Тканевая допплерография базальных отделов перегородки из апикального доступа. Слева – нормальная скорость Е' в нормальном желудочке, справа – сниженная скорость Е' в желудочке с выраженной дисфункцией.

д) Параметры тканевой допплерографии. Тканевая допплерография позволяет получить важные и клинически значимые параметры для оценки глобальной систолической функции. Во время систолы наряду с укорочением поперечника (в норме примерно на 25%), т.е.

«циркулярным» сокращением левого желудочка, происходит также в процентном отношении менее значительное (около 12%) продольное укорочение длинной оси, причем преимущественно за счет базальных двух третей этой оси.

Такое укорочение придает левому желудочку в конце систолы конусовидную форму, менее округлую, чем в конце диастолы.

Уже давно было отмечено, что продольное укорочение, распознаваемое по смещению митрального кольца в сторону верхушки, вносит важный вклад в изгнание крови, что не учитывается при классическом анализе поперечника желудочка, например, на основании показателя фракции укорочения.

Было показано, что амплитуда и скорость движения митрального кольца позволяют хорошо оценить фракцию выброса левого желудочка, причем как раз в том случае, когда верхушка плохо визуализируется. Нормальное значение находится в диапазоне 12±2 мм.

Измерение скорости продольного движения митрального кольца (максимальной в области базального бокового сегмента) при помощи тканевой допплерографии, наряду с определением пиковой систолической скорости (S), позволяет оценить глобальное систолическое укорочение, прежде всего означенной стенки, но также и всего желудочка (см. также статьи по эхокардиографической оценке тканей на данном сайте), В то время как скорости движения базальных сегментов (благодаря физической непрерывности зон миокарда) позволяют оценивать глобальную функцию желудочка, измерение параметров деформации (strain и strain rate) вносит вклад в количественную оценку региональной деформации.

е) Минутный объем. Относительно простая возможность оценки насосной функции заключается в расчете ударного объема: это произведение интеграла линейной скорости движения крови в выносящем тракте левого желудочка или в области клапана легочной артерии, вычисляемого на основании импульсно-волнового допплеровского исследования, и площади поперечного сечения соответствующей зоны.

– Также рекомендуем “ЭхоКГ региональной систолической функции левого желудочка”

Редактор: Искандер Милевски. 26.12.2019

Оглавление темы “ЭхоКГ левого желудочка.”:

Источник: https://meduniver.com/Medical/cardiologia/exokg_globalnoi_sistolicheskoi_funkcii.html

Фракция выброса: как правильно использовать и что можно использовать еще для оценки систолической функции левого желудочка. Обзор

Систолическая функция левого желудочка удовлетворительная что это

Фракция выброса — один из самых используемых показателей в кардиологии. Это отношение ударного объема к конечно-диастолическому объему. Ударный объем равен разнице между конечно-диастолическим и конечно-систолическим объемом.

При всей очевидной простоте и информативности ФВ на самом деле в ее использовании есть много подводных камней, приводящих к ложной уверенности в своей осведомленности и ошибкам.

Кроме того, существуют хорошие альтернативные критерии оценки систолической функции ЛЖ.

Эта статья является кратким изложением обзоров:

  1. Marwick TH. Ejection Fraction Pros and Cons: JACC State-of-the-Art Review. J Am Coll Cardiol. 2018 Nov 6;72(19):2360-2379.
  2. Potter E, Marwick TH. Assessment of Left Ventricular Function by Echocardiography: The Case for Routinely Adding Global Longitudinal Strain to Ejection Fraction. JACC Cardiovasc Imaging. 2018 Feb;11(2 Pt 1):260-274.

Плюс несколько моих комментариев и ценных ссылок на дополнительные источники.

Не раз наблюдал ситуацию

опытный эхокардиографист у внешне здорового пациента проводит измерения и получает фракцию выброса (ФВ) левого желудочка, скажем, 44%. Пауза. Эхокардиографист внимательно смотрит на пациента, ЭКГ, спрашивает, есть ли у пациента одышка при ходьбе. Потом снова проводит измерения и получает цифру, скажем, 59%. Эта цифра и попадает в отчет.

Так часто бывает. Это не является признаком недостаточной квалификации эхокардиографиста. Просто вариабельность получаемой цифры слишком высока.

Вариабельность ФВ обусловлена:

  1. Зависимостью от качества визуализации
  2. Чем неправильнее форма левого желудочка, чем менее гомогенно он сокращается, тем сложнее получить удовлетворительную по точности цифру.
  3. Фаза дыхания влияет на ФВ. В идеале ФВ надо измерять с задержкой дыхания на выдохе.
  4. ФВ зависит от нагрузки. Высокое АД может снизить ФВ, высокая преднагрузка может повысить. Сократимость так же влияет на ФВ, а сама сократимость зависит от состояния вегетатики и нагрузки.
  5. Есть несколько алгоритмов получения ФВ. У каждого своя норма. Если два исследователя будут использовать разные алгоритмы, то и ФВ у них будет отличаться.

Снижение ФВ может быть при снижении ударного объема или при увеличении конечно-диастолического объема. Поэтому ФВ определяется не только сократимостью ЛЖ, но и ремоделированием ЛЖ.

Существенно дилатированный левый желудочек с низкой ФВ может давать нормальный ударный объем, достаточный для полного отсутствия симптомов СН.

С другой стороны, маленький ЛЖ с нормальной ФВ может давать низкий ударный объем, что приведет к развитию СН.

Сниженная ФВ может наблюдаться у здоровых атлетов с дилатированным левым желудочком, в статье представлен такой случай: у здорового атлета конечно-диастолический индекс 143 мл/м2, ФВ 0,46, то есть явно снижена.

ФВ зависит от пред- и постнагрузки, а так же сократимости миокарда. Конечно-диастолический объем зависит от преднагрузки, конечно-систолический — от постнагрузки. Сократимость влияет на оба объема. Поскольку эти факторы постоянно меняются, значит и ФВ не может быть константой.

ФВ не является чувствительным параметром для динамического мониторинга функции ЛЖ. Хорошо известно, что один и тот же пациент с систолической СН в компенсированном практически бессимптомном состоянии и в острой декомпенсированной СН может иметь идентичную ФВ.

Технические проблемы, связанные с определением ФВ

Существует несколько математических алгоритмов расчета ФВ левого желудочка при эхокардиографии, каждый из которых дает свой результат.

Иными словами, если вы измерите ФВ одному пациенту во время одного исследования, используя три алгоритма Teichholz, Simpson и площадь-длинна, вы получите три разные цифры.

Интересно, что в самых солидных публикациях не указывается, каким образом получена ФВ в представленных данных.

Старинный алгоритм Teichholz, хоть и находится в меню, наверное, всех существующих сегодня аппаратов для эхокардиографии, не рекомендован к использованию, поскольку дает результат, не связанный с реальностью. Этот алгоритм очень популярен, так как дает быстрый результат.

Проблема в том, что оператор задает аппарату только конечно-диастолический и конечно-систолический размер левого желудочка (КДР и КСР). Формула расчета ФВ допускает, что левый желудочек является эллипсом. Объем этого эллипса расчитывается исходя из его диаметра (измеренные КДР и КСР).

При этом считается, что левый желудочек сокращается равномерно во всех сегментах.

Дело в том, что левый желудочек действительно немного похож на равномерно сокращающийся эллипс только в норме. В большинстве же патологических случаев, связанных со снижением ФВ, левый желудочек имеет скорее шаровидную форму и может сокращаться неравномерно.

Например, базальные сегменты могут быть гиперкинетичны (тут мы измеряем КДР и КСР), а средние и верхушечные сегменты могут формировать большую дискинетичную постинфарктную аневризму.

В результате алгоритм Teichholz даст неадекватную высокую ФВ, когда она на самом деле будет низкой.

Итак, алгоритм Teichholz не рекомендован.

Нигде не встречал сравнение алгоритмов Simpson и площадь-длинна. Вероятно, их ценность сходна. Негомогенность сократимости ЛЖ создает проблему измерения ФВ при их использовании. Частично эта проблема решается использованием двух взаимно-пересекающихся плоскостей при замерах (эндокард левого желудочка обводят в четырехкамерной и двухкамерной позиции), или трехмерной эхокардиографией.

Еще большую сложность приносит асинхронность сокращения желудочков, как, например, при блокаде левой ножки пучка Гиса. Эта проблема на сегодня решения не имеет. Это значит, что при асинхронном сокращении ЛЖ его ФВ будет определена менее точно, и ничего тут не поделаешь.

Вторая проблема: плохая воспроизводимость ФВ. Измерьте трижды ФВ одному пациенту одним алгоритмом за одно исследование и получите три цифры. Что делать?

Наиболее воспроизводимые результаты дают кардиальная контрастная МРТ и трехмерная эхокардиография. Последняя рекомендована для серийных измерений ФВ, если это имеет клиническое значение (например при кардиотоксической химиотерапии).

Использование эхоконтрастов увеличивает точность. Считается, что они нужны в 10-15% исследований, но это зависит от качества ультразвуковых систем.

Воспроизводимость увеличивается, если:

  1. повторные исследования проводит один и тот же оператор
  2. используя один и тот же аппарат и алгоритм расчета ФВ
  3. измерять нужно при задержанном на выдохе дыхании
  4. нужно избегать циклов, следующих за длинной паузой, например постэкстрасистолической
  5. при фибрилляции предсердий выбирать средние интервалы R-R

Для тонкой оценки динамики систолической функции лучше подходит global longitudinal strain, чем ФВ, но об этом ниже.

Что такое нормальная ФВ?

Норма может быть определена для конкретных групп: возрастных и половых. Этот подход, впрочем, практически не используется в клинике.

Сниженной ФВ называют менее 53%.

На практике различные клинические ситуации имеют свои ключевые значения ФВ.

Польза от блокаторов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы и б-блокаторов доказана при ФВ меньшей 40%.

СН с сохраненной ФВ. В разное время считалось, что в этом случае ФВ больше чем 40-50%. Следует заметить, что это определение включает в себя пациентов, у которых систолическая функция все же снижена.

Кроме того, принимая во внимание существенную вариабельность повторных измерений ФВ, значимая часть пациентов при повторных измерениях будут входить в эту группу и покидать ее.

Такая же неопределенность будет с пациентами с восстановившийся ФВ.

Если ФВ ниже 40%, то ее значение коррелирует с прогнозом: чем ниже ФВ, тем хуже. Если же ФВ выше 40%, то четкой корреляции ее значения с прогнозом нет. Global longitudinal strain коррелирует с прогнозом независимо от ФВ, поэтому является более ценным показателем.

Значение ФВ менее 35% при ишемической кардиомиопатии до сих пор рассматривается как основание для установки кардиовертера-дефибриллятора, хотя, скорее всего этот критерий со временем будет заменен, например, оценкой миокардиального фиброза с помощью МРТ или негомогенности сокращения миокарда.

Не надо допускать, чтобы ФВ заслоняла собой всю картину

Интрепретировать ФВ надо в контексте других показателей.

Например низкая ФВ при маленьком левом желудочке может давать куда более драматичную картину, чем низкая ФВ при дилатированном желудочке, поскольку в первом случае ударный объем будет намного ниже, в то время, как во втором случае он может быть нормальным. Наличие гипертрофии, асинхронии, повышенного давления наполнения левого желудочка существенно увеличивают риск при сниженной ФВ.

Фв правого желудочка

Фв правого желудочка не может быть определена так же легко, как для левого, поскольку его полость имеет сложную геометрическую форму: он виде полумесяца прилегает к круглому в сечении левому желудочку, а выраженный входящий и выходящий тракты делают его похожим на букву V. Трехмерная эхокардиография позволяет получить Фв правого желудочка. При ее отсутствии используются косвенные методы оценки систолической функции правого желудочка, самый простой из которых — систолическая экскурсия трикуспидального кольца.

Новые альтернативы ФВ

Наиболее перспективным эхокардиографическим показателем систолической функции ЛЖ на сегодня выглядит глобальная продольная деформация (global longitudinal strain — GLS).

Этот параметр не нов и его широкое применение было задержано значительной вариабельностью точности измерения деформации миокарда среди ультразвуковых систем разных производителей. На сегодня эта проблема выглядит приемлемо решенной, и открывается ниша для его использования.

Норма глобального SR от 15.9% до 22.1%. С возрастом этот параметр в норме уменьшается, в отличие от ФВ.

Что из себя представляет GLS? 

Strian (деформация) это изменение расстояния между двумя точками за определенное время. В систолу расстояние между точками, например, в базальном и среднем передних сегментах уменьшается.

Это расстояние автоматически расчитывается ультразвуковым аппаратом, который привязывает точки к визуализируемой ультраструктуре миокарда.

GLS получают усредняя продольный strain между всеми сегментами из апикального доступа.

Ссылки на подробное описание методики в конце статьи.

Где место для ФВ, а где для нового критерия систолической дисфункции GLS?

ФВ так же актуальна, как и раньше при СН для ее диагностики и классификации, а так же для принятия решений при клапанных пороках, установке кардиовертера-дефибриллятора при ишемической кардиомиопатии и прочего.

GLS необходим в случае:

  1. необходимости динамического тонкого наблюдения за функцией ЛЖ (например при кардиотоксической химиотерапии: относительное уменьшение GLS более чем на 15% говорит о кардиотоксическом эффекте с риском развития систолической дисфункции в будущем)
  2. при любом подозрении на дисфункцию ЛЖ
  3. при подозрении на СН с восстановившейся ФВ
  4. для уточнения прогноза при СН

Подробно о методике strain и strain rate тут и тут.

Источник: http://phonocardio.com/ef/

Систолическая функция левого желудочка. Характеристика

Систолическая функция левого желудочка удовлетворительная что это

Из всех показаний к проведению эхокардиографии наиболее распространенное — оценка систолической функции ЛЖ. Отчасти это обусловлено тем, что систолическая функция — наиболее исследованный и понятный параметр функции сердца, а также тем, что она обладает прогностическими свойствами в отношении развития осложнений и смертности.

Систолическая функция ЛЖ обычно оценивается при любом эхокардиографическом исследовании, даже если это не основная цель данного исследования.

ASE рекомендует включать в каждое полноценное эхокардиографическое исследование оценку размеров полости ЛЖ и его функцию, а также подчеркивает важность этих показателей для принятия клинических решений.

Систолическая функция левого желудочка относится к понятию сократимости ЛЖ.

Сократимость волокон миокарда описывается соотношением Франка-Старлинга, согласно которому повышение преднагрузки (конечно-диастолическое давление ЛЖ) приводит к повышению сократимости.

Соответственно сократимость, или систолическая функция, зависит от нагрузочных условий и, строго говоря, должна оцениваться на фоне спектра значений преднагрузки и постнагрузки.

Это большей частью неосуществимо в клинических условиях, поэтому с помощью эхокардиографии трудно оценивать систолическую функцию ЛЖ вне связи с нагрузочными условиями.

Вследствие этого при оценке систолической функции ЛЖ, как правило, указывают величину преднагрузки в момент исследования (подразумевается размер полости ЛЖ в виде диаметра, площади или объема).

Толщину или массу ЛЖ также обычно указывают при описании систолической функции и размера ЛЖ, что окончательно дополняет общую оценку систолической функции ЛЖ.

Систолическую функцию ЛЖ можно оценивать с помощью эхокардиографии как качественно, так и количественно. Существует множество показателей, описывающих систолическую функцию ЛЖ, из них наиболее часто применяется фракция выброса.

Фракция выброса математически выражается как диастолический размер минус соответствующий систолический размер, деленный на исходный диастолический размер, где размером может служить линейная величина, площадь или объем.

Например:
{(КДОЛЖ – КСОЛЖ)/КДОЛЖ} х 100%, где КДОЛЖ — конечно-диастолический объем ЛЖ; КСОЛЖ — конечно-систолический объем ЛЖ. В норме фракция выброса составляет 55% и более как для мужчин, так и для женщин.

Эхокардиографист может развить в себе достаточно эффективный и точный навык по визуальному определению фракции выброса ЛЖ.

Однако точность и воспроизводимость измерений зависят от навыка конкретного исполнителя, и результаты измерений 62 различных специалистов могут существенно варьировать.

В связи с этим наиболее предпочтительными считаются количественные измерения, и ASE рекомендует, чтобы даже опытные эхокардиографисты регулярно сверяли качественные оценки с калиброванными количественными измерениями.

Линейные измерения (проводимые как в М-режиме, так и в двухмерном режиме) обладают наименьшей вариабельностью в зависимости от исполнителя по сравнению с измерениями площади или объема, позволяют получать точные значения, характеризующие систолическую функцию у здоровых людей, однако, по всей вероятности, хуже всего позволяют описывать глобальную систолическую функцию ЛЖ при наличии сердечной патологии, связанной с региональными нарушениями сократимости миокарда. Линейные измерения предпочтительнее проводить в М-режиме, поскольку более высокая частота генерации импульсов по сравнению с 2D-режимом обеспечивает более высокое временное разрешение.

Эндокардиальное фракционное укорочение, % = [(ВДЛЖд – ВДЛЖс)/ВДЛЖд] х 100%, где ВДЛЖд (LVIDd) — внутренний диаметр левого желудочка в диастолу, мм; ВДЛЖс (LVIDs) — внутренний диаметр левого желудочка в систолу, мм. Нормальные значения: у мужчин 25-43%, у женщин 27-45%.

Измерения, необходимые для расчета этого количественного показателя систолической функции: внутренний диаметр ЛЖ в конце диастолы (также называемый конечно-диастолическим диаметром) и внутренний диаметр ЛЖ в конце систолы (также называемый конечно-систолическим диаметром). Эти размеры отмечаются от одной границы эндокарда до другой границы эндокарда (метод, известный также как ведущий край—ведущий край) на изображении, полученном в М-режиме в ТГ-проекции ЛЖ по кроткой оси, тотчас над уровнем папиллярных мышц.

Несмотря на то что расчет фракции укорочения представляет собой быстрый и простой метод оценки систолической функции ЛЖ, он не подходит для оценки систолической функции асимметричного желудочка, например с РНКС или с аневризматической деформацией.

– Читать “Оценка толщины стенки левого желудочка при транспищеводной эхокардиографии. Показатели”

Оглавление темы “Транспищеводная эхокардиография левого желудочка”:

Источник: https://dommedika.com/cardiology/sistolicheskaia_funkcia_lg.html

Удовлетворительная систолическая функция левого желудочка: польза, последствия, рекомендации, список

Систолическая функция левого желудочка удовлетворительная что это

Патогенетической основой систолической дисфункции левого желудочка является снижение его сократительной способности. Сократимость миокарда — это способность сердечной мышцы развивать определенную силу и скорость сокращений, не изменяя длину кардиомиофибрилл. Эта способность зависит в основном от их упруговязких свойств.

Показателем сократимости является максимальная скорость нарастания внутрижелудочкового давления в фазу изометрического (изоволюмического) сокращения — (dp/dt макс), так как этот показатель мало зависит от изменения притока крови, т. е.

от нагрузки «на входе», и от давления в аорте, т. е. от нагрузки «на выходе». Данный показатель, где: dp [d — дельта, р – внутрижелудочковое давление, t — длительность фазы изометрического сокращения желудочка в с (сек.)] принято называть индексом изоволюмической сократимости миокарда.

[где ДД аорт. — диастолическое давление в аорте; ФИСл.ж. — длительность фазы изометрического сокращения левого желудочка.

Учитывая близость значений диастолического давления в аорте и плечевой артерии, можно использовать величину ДД, определяемую в этой артерии по методу Короткова.

Наконец, нередко в клинической практике используют не величину диастолического давления, а приближенное значение «развиваемого» давления в изометрическую фазу, для чего из диастолического давления вычитают условную величину левожелудочкового конечнодиастолического давления, которое принимают за 5 мм рт.ст. Тогда формула приобретает следующий вид: dp/dt ср.= ДД — 5 / ФИС.

dp/dt ср = ДД л.а./ФИС пр.ж., где ДД л.а. — диастолическое давление в легочной артерии; ФИС пр.жел. — длительность фазы изометрического сокращения правого желудочка.

Механизмы уменьшения сократимости миокарда могут быть адекватно восприняты и оценены с помощью графического изображения взаимоотношений «давление-объем».

Снижение сократительной функции сердца смещает кривую изоволюмического систолического давления вправо и вниз. Это означает, что каждый данный объем наполнения желудочков приводит к меньшему повышению внутриполостного давления по сравнению с исходным (до снижения сократимости) его подъемом при одинаковом кровенаполнении желудочка.

Фундаментальное последствие такого сдвига состоит в том, что для данной преднагрузки и постнагрузки, ударный объем (УО) значительно снижается.

При этом сердце может использовать ряд срочных компенсаторных механизмов для поддержания УО: увеличение преднагрузки, повышение инотропности миокарда и увеличение ЧСС.

Увеличение преднагрузки — это один из способов, с помощью которого желудочек может экстренно (быстро) восстановить УО.  Если кривая изоволюмического систолического давления внезапно переместится вниз и вправо, т.е.

снизится сократимость желудочка, ударный объем (УО) при данной постнагрузке также внезапно снизится. При этом в желудочке в конце систолы остается большее количество крови (точка D).

При последующих сокращениях желудочек будет работать в области более высокого конечного диастолического давления. Напомним, что в точке В (в конце диастолы) происходит закрытие митрального клапана.

Повышение конечного диастолического давления в желудочке может быть причиной увеличения давления в левом предсердии и затем в легочных венах до уровня, приводящего к развитию интерстициального и альвеолярного отека (отек легких).

Другой компенсаторной реакцией сердца при острой систолической дисфункции является увеличение инотропности (сократительной способности) миокарда. Общеизвестно, что одним из немедленных ответов организма на сердечную недостаточность является активация симпатической нервной системы.

Стимуляция p-адренергических рецепторов в желудочке приводит к увеличению внутриклеточной концентрации Са , что детерминирует повышение силы сокращения (сократимости) кардиомиоцитов.

Для систолической дисфункции левого желудочка характерно снижение сердечного выброса (СВ), но так как этот показатель является производным УО и ЧСС, то увеличение ЧСС может быть компенсаторным механизмом поддержания СВ в условиях снижения сократительной способности миокарда.

Рост давления в правом предсердии и устьях полых вен вызывает рефлекторную тахикардию (рефлекс Бейнбриджа — рефлекс с устья полых вен на синусовый узел).

1. Коронарная недостаточность.

а) инфекционные миокардиты, вызванные вирусами (коксаки В вирус, аденовирус), бактериями (болезнь Лайма — вызывается спирохетой Borrelia burgdorferi, Trypanosoma и Toxoplasma) и простейшими (Chagas’ disease);

б) неинфекционные миокардиты возникают при алкогольной интоксикации, отравлении свинцом, метаболических расстройствах (сахарный диабет) и др.

3. Формы патологии сердечно-сосудистой системы, приводящие к изменению пред- и постнагрузок (пороки клапанного аппарата, длительная артериальная гипертензия).

4. Нервно-мышечные расстройства (мышечная и миотоническая дистрофия).

5. Коллагеновые сосудистые заболевания.

Диастолическая дисфункция левого желудочка сердца характеризуется нарушением способности миокарда левого желудочка расслабиться для полноценного заполнения кровью.

Фракция выброса в норме или чуть выше (50% и более). В чистом виде диастолическая дисфункция встречается менее, чем в 20% всех случаев. Выделяют следующие типы диастолической дисфункции – нарушение релаксации, псевдонормальный и рестриктивный тип.

И пациенту, и врачу необходимо четко осознавать, что даже бессимптомная дисфункция миокарда желудочков требует назначения медикаментозных препаратов. Несложные правила приема хотя бы одной таблетки в день позволяют надолго предотвратить появление симптомов и продлить жизнь в случае развития тяжелой хронической недостаточности кровообращения.

Разумеется, на стадии выраженных симптомов одной таблеткой самочувствие пациенту не улучшить, но зато наиболее целесообразно подобранной комбинацией препаратов удается существенно замедлить прогрессирование процесса и улучшить качество жизни.

Итак, на ранней, бессимптомной стадии течения дисфункции, обязательно должны быть назначены ингибиторы АПФ или, при их непереносимости, антагонисты рецепторов к ангиотензину II (АРА II).

Эти препараты обладают органопротективными свойствами, то есть защищают органы, наиболее уязвимые для неблагоприятного действия постоянно высокого кровяного давления, например.

К таким органам относятся почки, мозг, сердце, сосуды и сетчатка глаз. Ежедневный прием препарата в дозе, назначенной врачом, достоверно снижает риск развития осложнений в этих структурах.

Кроме того, иАПФ предотвращают дальнейшее ремоделирование миокарда, замедляя развитие ХСН. Из препаратов назначаются эналаприл, периндоприл, лизиноприл, квадриприл, из АРА II лозартан, валсартан и многие другие.

На стадии выраженных симптомов, например, при частой одышке, ночных приступах удушья, отеках конечностей, назначаются все основные группы препаратов. К ним относятся:

  • Диуретики (мочегонные препараты) – верошпирон, диувер, гидорохлортиазид, индапамид, лазикс, фуросемид, торасемид ликвидируют застой крови в органах и в легких,
  • Бета-адреноблокаторы (метопролол, бисопролол и др) урежают частоту сокращений сердца, расслабляют периферические сосуды, способствуя снижению нагрузки на сердце,
  • Ингибиторы кальциевых каналов (амлодипин, верапамил) – действуют аналогично бетаблокаторам,
  • Сердечные гликозиды (дигоксин, коргликон) – повышают силу сердечных сокращений,
  • Комбинации препаратов (нолипрел  – периндоприл и индапамид, амозартан – амлодипин и лозартан, лориста – лозартан и гидрохлортиазид и др),
  • Нитроглицерин под язык и в таблетках (моночинкве, пектрол) при стенокардии,
  • Аспирин (тромбоАсс, аспирин кардио) для предотвращения троомбообразования в сосудах,
  • Статины – для нормализации уровня холестерина в крови при атеросклерозе и ишемической болезни сердца.

Из этой статьи вы узнаете: все важное о диастолической дисфункции левого желудочка. Причины, у каких людей возникает такое нарушение работы сердца, какие симптомы дает этот недуг.

Необходимое лечение, как долго его нужно проводить, можно ли полностью вылечиться.

Диастолическая дисфункция левого желудочка (сокращенно ДДЛЖ) – это недостаточное наполнение кровью желудочка во время диастолы, т. е. периода расслабления мышцы сердца.

Эта патология чаще диагностируется у женщин пенсионного возраста, страдающих артериальной гипертензией, хронической сердечной недостаточностью (сокращенно ХСН) либо другими сердечными болезнями. У мужчин дисфункцию левого желудочка выявляют значительно реже.

  • Диуретики (мочегонные препараты) – верошпирон, диувер, гидорохлортиазид, индапамид, лазикс, фуросемид, торасемид ликвидируют застой крови в органах и в легких,
  • Бета-адреноблокаторы (метопролол, бисопролол и др) урежают частоту сокращений сердца, расслабляют периферические сосуды, способствуя снижению нагрузки на сердце,
  • Ингибиторы кальциевых каналов (амлодипин, верапамил) – действуют аналогично бетаблокаторам,
  • Сердечные гликозиды (дигоксин, коргликон) – повышают силу сердечных сокращений,
  • Комбинации препаратов (нолипрел – периндоприл и индапамид, амозартан – амлодипин и лозартан, лориста – лозартан и гидрохлортиазид и др),
  • Нитроглицерин под язык и в таблетках (моночинкве, пектрол) при стенокардии,
  • Аспирин (тромбоАсс, аспирин кардио) для предотвращения троомбообразования в сосудах,
  • Статины – для нормализации уровня холестерина в крови при атеросклерозе и ишемической болезни сердца.

Лечение

Наиболее частой причиной правожелудочковой систолической дисфункции является постнагрузка, вызванная повышенным давлением в легочной артерии (прекапиллярная форма легочной гипертензии).

Наиболее распространенный вариант развития такой гипертензии обусловлен снижением насосной функции левого сердца, ведущим к повышению давления в системе легочной артерии.

Повышенная постнагрузка на правое сердце может также развиваться практически при любом тяжелом заболевании легких, включая хроническую обструктивную болезнь легких, идиопатический легочный фиброз, хронические легочные эмболии и т.д.

Все эти заболевания могут привести к легочной гипертензии и впоследствии к правожелудочковой систолической дисфункции. Форму патологии, характеризующуюся гипертрофией и (или) дилатацией правого желудочка в условиях легочной гипертензии, обусловленной первичными заболеваниям легких, Комитет экспертов ВОЗ назвал «легочное сердце (cor pulmonale)».

При снижении насосной функции правого желудочка происходит увеличение системного венозного давления, что сопровождается транссудацией жидкости в межклеточное пространство с последующим развитием отеков во внутренних органах (прежде всего в печени), брюшной полости и нижних конечностях.

В первую очередь страдает функция печени, хотя имеет место ухудшение функции желудка и кишечника, возможно скопление жидкости в брюшной полости (асцит).

Вначале возникает умеренное нарушение функции печени, обычно с небольшой гипербилирубинемией, увеличением протромбинового времени и активности печеночных ферментов (например, щелочной фосфатазы, ACT, АЛТ).

Поврежденная печень неспособна инактивировать альдостерон, а возникающий вследствие этого вторичный альдостеронизм вносит свой вклад в развитие отеков.

Хронический венозный застой во внутренних органах может вызвать анорексию, диарею, синдром мальабсорбции, постоянную потерю крови через ЖКТ и (иногда) ишемический инфаркт кишечника.

КДО–КСО

ФВ = ———————• 100%.

Однако этот метод имеет серьезные недостатки из-за того, что, во-первых, у очень многих больных не удается достичь прохождения линии сканирования строго перпендикулярно к межжелудочковой перегородке, что необходимо для точности расчетов, во-вторых, формула Тейхольца для расчета объема ЛЖ верна только тогда, когда его геометрия правильная.

Таблица 7.2

Наименьшая ценность (применимость); наибольшая ценность; «–» не применимо; # если сигнал допплеровского тока крови субоптимальный, введение эхоконтрастного агента может улучшить качество сигнала;

У пациентов с ИБС и при некоторых других заболеваниях преимущественно в систолу геометрия ЛЖ нарушается. Также нельзя забывать и о том, что при этом методе учитывается сократимость только базальных отделов ЛЖ.

Из-за этих же причин фракция укорочения и скорость циркулярного укорочения не могут использоваться как показатели систолической функции ЛЖ (они также определяются по базальным сегментам ЛЖ).

Поэтому были предложены другие, планиметрические методы определения объемов ЛЖ в систолу и диастолу с последующим расчетом ФВ. При этих методах используется верхушечный доступ или комбинация верхушечного доступа с парастернальным доступом по короткой оси (методы Bullet, Simpson и др.).

Проведение исследования этими методами требует очень много времени при их довольно низкой точно-сти. Из-за этого они не нашли широкого применения при рутинном обследовании больных.

Часто опытные врачи оценивают ФВ визуально. Результаты исследований свидетельствуют, что при определенной квалификации визуальная оценка ФВ является очень точной.

В настоящее время одной из самых точных и в то же время простых методик определения ФВ является вычисление соотношения ударного объема ЛЖ, полученного при импульсной допплерографии в выносящем тракте ЛЖ на уровне аортальных створок, к КДО, рассчитанному по формуле Тейхольца.

Данный метод позволяет оценивать систолическую функцию ЛЖ у больных с сегментарными нарушениями сократимости, а также при выраженной митральной недостаточности, когда значительная часть крови в систолу выбрасывается не в аорту, а возвращается в левое предсердие.

Этот метод точно регистрирует минимальные изменения ФВ в динамике, что особенно ценно при оценке течения заболевания и эффективности лечения пациентов с систолической дисфункцией ЛЖ.

В норме суммарная сократимость ЛЖ должна составлять >55%. Удобно делить нарушения суммарной сократимости ЛЖ на следующие степени: умеренное снижение (ФВ ЛЖ — 40–55%), снижение средней тяжести (ФВ ЛЖ — 30–40%), выраженное снижение (ФВ ЛЖ

Источник: https://praviloserdca.ru/miokard/sistolicheskaya-funktsiya-miokarda

ЛечениеСосудов
Добавить комментарий